Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»
Интервью. Автор: klimenko_nadja, 9-01-2015, 19:13

Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

Кристиана Бэйла все мы можем прямо сейчас увидеть в кинотеатрах, прийдя на просмотр фильма Ридли Скотта «Исход: Цари и боги». Тут он играет известного библейского персонажа Моисея. Многие привыкли, что Моисей - это худой длинноволосый старец с длинной бородой и посохом. Трудно представить в этой роли красавчика Бэйла, хотя никто не будет спорить с тем фактом, что этот актер умеет эмоционально перевоплотиться в любой образ, а также работать над своим телом, чтобы стать стопроцентно похожим на экранного персонажа. О том, как актеру работалось над этой ролью, Кристиан Бэйл рассказал после премьеры «Исхода».

О вспыльчивом и трудном характере Бэйла ходят легенды. Тем не менее, он часто пребывает в веселом расположении духа, любить смеяться над собой и подшучивать над своими коллегами. Кстати, все актеры всегда хорошо отзываются о Бэйле, называют его настоящим профессионалом и высоко дисциплинированным человеком. Так, исполнитель роли фараона и сводного брата Моисея, Джоэл Эдгертон, как-то рассказал журналистам, что Бэйл во время съемок «Исхода» часто устраивал розыгрыши для своих коллег. Обо всем это мы и хотели расспросить популярного актера.

— Джоэл Эдгертон рассказывал о том, что у вас великолепное чувство юмора, а также жажда разыгрывать своих коллег...

— Трудно было не подшучивать над Джоэлом,ведь у него был такой забавный костюм - белая юбка и куча мишуры. А вообще он, конечно же, является очень смелым актером, который прекрасно справился с такой трудной ролью. Думаю, это одна из самых трудных ролей в фильме. Любая картина, которая поднимает библейские темы, может ненамеренно перерасти в самопародию. Ридли Скотт хотел сделать оригинальный фильм, не похожий ни на какие другие, снятые ранее.
Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

— Как вы готовились к роли Моисея?

— Я прочитал много материала, имеющего отношение к своему герою, даже Коран, где упоминается Моисей. Конечно же, читал и Тору, и Библию — все интерпретации этой истории. Я называю эти книги интерпретациями, потому что доподлинно неизвестно, как все было, оригинальные документы до нас не дошли. Каждый богослов интерпретировал материал, и не один раз. (Улыбается.) Поэтому, если что-то вам не понравилось, то претензии к книгам, а не ко мне.

— Были ли у вас физические тренировки? Вы ведь в прошлом году попали в серьезную аварию.

— Перед съемками «Аферы по-американски» я разбился на мотоцикле. Была сильная травма головы, пришлось делать даже сканирование мозга, плюс запястье было полностью раздроблено. Теперь у меня в теле металлическая ключица, которая держится на 25 шурупах, поэтому двигать левой рукой довольно сложно. В фильме заметно, что эта рука немного слабее правой. Но к началу съемок «Исхода» моя рука была почти восстановлена. Нервные окончания снова чувствительны, я уже могу двигать левой рукой почти как раньше. Хотя во время съемок мне приходилось ездить верхом, это приносило огромное моральное удовольствие. Если говорить о физических нагрузках при работе над кинолентой, то они были только в радость. Мне нравится чувствовать себя в хорошей форме и постигать чего-то новое.

— В одном из интервью Ридли Скотт признался, что считает вас воплощением образа Моисея.

— Не думаю, что это комплимент. По моему мнению, Моисей был варваром и шизофреником. Но довольно любопытно следить за изменениями, которые происходили с этим человеком. Я осознают тот факт, что Моисей - это великий пророк для многих мировых религий. История его жизни получила огромный резонанс в развитии истории человечества. Тем не менее, этот человек очень противоречив. На его счету есть много ошибок. Моисей - страстная, вспыльчивая, резкая душа. Иногда им руководили эгоистические импульсы. Но этот человек вырос в среде, которая подпитывала все эти недостатки.

С самого рождения у Моисея был своеобразный стиль жизни. Он считался вторым после Бога в глазах народа, и поэтому чувствовал себя неуязвимым и всесильным. Потом этот человек осознал свое настоящее предназначение на этой земле, и резко поменял свои взгляды и свое поведение. В этот момент в моем герое начали проявляться противоречивые качества. Он прекрасно видел всю несправедливость, в которой живут люди, и готов был пойти на сумасшедшие поступки, лишь бы исправить ситуацию. Жизнь Моисея была очень беспокойной. Как и любой человек, он сомневался в себе. Да и темперамент этого персонажа был крайне жестоким. С одной стороны, это убийца, а с другой - народный защитник от тирании фараона. Моисей казнил пленных, но зато освободил от рабства целый народ - 400 тысяч человек.
Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

— Как же все это можно вместить в двухчасовую ленту?

— Ридли Скотт поставил задачу исследовать, как Моисей стал пророком. Но сложность была в том, что после того, как я ознакомился с биографией этого человека, мне не терпелось показать в персонаже все накопленные знания. Показать, каким был Моисей в юности, какие перемены произошли в нем, чем это вызвано, все скрытые мотивы. Это один из самых противоречивых и сложных героев, которых я играл за свою карьеру. Обычно я пытаюсь постоянно пребывать в образе. Мне любопытно ощутить себя другим человеком, задумываться о его внутреннем мире. Однако в этом случае, когда я осознал основные черты личности Моисея, понял, до какого взрыва это может меня довести, то решил, что нужно сохранять дистанцию со своим персонажем, не вживаться в реальной жизни в него. Моисей - это человек нетерпимый ко всем окружающим. Он творил такие вещи, которые я не могу себе позволить. Окружающие просто не поняли бы меня. (Смеется.) Поэтому тут я изменил привычки, и просто на съемочной площадке играть свою роль, не живя своим героем. Иными словами, я включал Моисея, когда начинались съемки, и выключал после их окончания. Иначе мои эмоции меня бы съели. Примерять на себя образ Патрика Бейтмана в повседневной жизни — это нестрашно. А вот с Моисеем ситуация иная. Ведь Патрик очень далек от Моисея! (Смеется.)

— Значит, вы применили другой подход по причине того, что Моисей вам представлялся абсолютно не таким, как о нем думает большинство?

— Раньше мы встречались с этим героем разве что в фильме «Десять заповедей». При работе над любой ролью я не ограничиваюсь только присутствием на съемочной площадке. Исторические фильмы будут успешны только при условии, что в них есть ощущение реального мира. Поэтому и художественное оформление, и каждая малейшая деталь в кадре должны соответствовать эпохе. Актеры живут в этих декорациях, одушевляют их, и должны поверить в них. Современного зрителя тут не проведешь. Он прекрасно чувствует, где фальшивка, а где все сделано с душой, поэтому не нужно пытаться перехитрить его, да мы и не думали об этом. Я всегда стремлюсь внести живое дыхание в свою работу, делаю больше, чем от меня требует режиссер. Но при этом остаюсь в рамках концепции, которую он разработал. Мы с режиссером должны работать слаженно и понимать свои задачи. Иными словами, я могу гарантировать всем моим зрителям, что прилагаю максимум усилий. Вы увидите в фильме «Исход» более одушевленный подход к герою и той эпохе, чем в любых других картинах ранее.
Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

— Ни для кого не секрет, что ваше тело помогает вам работать над ролью. Тут вы тоже пользовались им?

— Нет, ведь у меня не было такой необходимости. Когда мне предложили роль Моисея, я работал в съемках «Аферы по-американски». Как вы помните, в том фильме я изрядно поправился и потерял лоск (Смеется.) С режиссером Ридли Скоттом мы общались по поводу «Исхода» по телефону. Когда я освободился и встретился с ним воочию, Ридли был шокирован моим видом. «Ужас! — такой была его первая реакция на мое тело. — Что я натворил? Я уже взял его на роль, даже не зная, как он себя запустил!» Конечно, Скотт этого мне в глаза не говорил, но это читалось на его лице. (Смеется.) У Моисея должны быть длинные волосы, а я тогда побрил голову. Моисей — воин, а я располнел! Я тогда я сказал режиссеру: «Послушай меня! Моисей — персонаж исключительно важные не только для верующих, но и для историков. Неважно, каким его знает зритель. Может, это вымышленный герой, а может, он реально жил на нашей земле. Фильм должен рассказать историю о том, как появилась эта неоднозначная фигура, и как она повлияла на человечества. Поэтому было бы глупо зацикливаться на внешности Моисея или на его прическе. Полагаю, ты позволишь мне сыграть этого человека даже обритым! Почему все думают, что мой герой был длинноволосым, с бородой? Потому что Чарлтон Хестон в фильме „Десять заповедей“ так его изобразил. Хестон, конечно же, молодец, но я не он!» Неважно, как выглядел Моисей, ведь мы знаем только то, что он был сильным физически и морально. Он всегда был на передовой, вел войско. Это сейчас генералы идут за спиной солдат. (Смеется.)

— Так вы садились на диету перед съемками, или нет?

— Не было никакой диеты. Моисей же не Геракл. Мне не нужно было играть героя боевиков, который играет мышцами. Его жестокость, одержимость и страсть идут от души, а не от физической оболочки. Да, со временем я похудел, но это произошло естественным образом, без специальных диет. А вернул себе свою привычную норму.

— Чему «Исход» может научить зрителей?

— Мне хочется акцентировать внимание на то, что фильм был основан на интерпретированных источниках, а те, в свою очередь, сами интерпретировались из первоисточника, поэтому «Исход» — это всего лишь далекая интерпретация. Хочется, чтобы зрители тоже все это понимали и не воспринимали сюжет как истину в последней инстанции. Такой подход все поставит на свои места и уменьшит количество претензий. (Улыбается.) Если бы я был режиссером, то когда-нибудь снял фильм, посвященный исключительно Моисею. В такой картине я бы рассказал множество таких вещей, которые шокировали бы публику, даже самых религиозных людей. Ведь как мы с вами получаем знания о чем-то? Тут немножко почитали, там немножко почитали. Только богословы изучают все от корки до корки, и то далеко не каждый из них знает все нюансы биографии Моисея, которые проскальзывают тут и там. Многие были бы шокированы, насколько этот герой противоречив. Я надеюсь, что «Исход» вызовет волну интереса к Моисею. Ведь этот мужчина был действительно особенным, раз память о нем сохранилась в мировой истории.
Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

— Скоро в большой прокат выйдут две новых ленты Терренса Малика, и в обеих вы играете. Если сравнивать эти фильмы с «Исходом», то есть ли тут нечто общее?

— О нет, это абсолютно другой опыт, необычные впечатления. У меня на счету три проекта с Терренсом Маликом, но в последнем я снимался всего три дня. Для актера всегда важен новый опыт и новые впечатления от персонажа. Это дает поддержку и профессиональную наполненность.

— Вы не переживаете, что в итоге сцены с вашим участием вырежут из картины?

— Где бы актер не снимался, он может контролировать только свою собственную работу, а все остальное в руках режиссера. Он является полным хозяином монтажа. Режиссер имеет право оставить сцены с актером, или убрать их, если посчитает нужным. И это правильно. Поэтому окончательный продукт - то есть, готовый фильм, ты не можешь оценивать в качестве награды за свою работу. Основная заслуга припадает именно на режиссера.

— Как же тогда перебороть собственное честолюбие или эгоизм актеру. Не сложно ли вам просто отодвигать в сторону?

— Давайте я вам расскажу, в чем смысл работы над фильмом. Допустим, я работаю в таком важном проекте, как «Исход». Тут съемочная площадка занимает по площади не менее километра. И я тот счастливчик, которому досталась главная роль. Я должен воплотить образ, над которыми работало много разных человек: они составляли сценарий строили декорации, придумывали костюмы. Больше сотни сотрудников задействованы в съемочной группе и так или иначе зависят от меня. Они рассчитывают на то, что я тоже включусь в сцену и сыграю ее максимально достоверно, иначе для чего столько стараний? И я, как любой актер, чувствую трепет о подсознательно не уверен, смогу ли я все сделать правильно? Но мне необходимо прекращать эту истерику, преодолевать свои сомнения и страхи, идти и выполнять свою работу, ведь множество людей зависят от моего профессионализма и настроения.
Кристиан Бэйл: «Моисей был неоднозначным и жестоким человеком»

Я не должен потворствовать своему эго, своим собственным демонам, иначе стану тошнотворным и нетерпимым человеком, каких итак полно в кинематографе. Я должен одновременно быть уверенным и чувствительным, перевоплотиться в другого человека. Вот в этом и состоит разница между настоящим актером и распиаренной кинозвездой. Как хорошо, что время кинозвезд позади, иначе я не смог бы построить карьеру. (Смеется.) Я не должен превращаться в кинозвезду. Все, что от меня требуется - быть приличным актером и отдаваться своей работе полностью. Несмотря на волнение и стресс, я беру себя в руки, иду на площадку, и перевоплощаюсь в того человека, о котором рассказываю — вот в чем смысл. Эгоизм и честолюбие тут сами по себе отходят, не эти эмоции нет времени.

— Вы не планируете в будущем попробовать себя в качестве режиссера?

— Я люблю иногда говорить с режиссерами о кино, предстоящих фильмах, героях. Мне нравится также обсуждать сценарии, думать над задачами по их воплощению, подкидывать идеи, давать замечания и в чем-то помогать кинопродукции. Но признаюсь честно, я не настолько люблю фильмы, чтобы стремиться стать режиссером. Конечно, я люблю кино, но более важными для меня являются музыка, литература и театр. Я бы лучше провел вечер за чтением книги, недели пошел бы в кино. Я люблю наблюдать за людьми, за их поведением. Все это доказывает мое пристрастие к актерской профессии, но никак не любовь к режиссуре. Ведь режиссер должен быть помешан на кино, и любить все его составляющие. Мне же нравится только актерство. Поэтому вряд ли из меня получиться хороший режиссер. Я всегда был и буду актером.
0
Просмотров: 1481

Читайте так же:

Стоит ли снимать продолжение удачных кинохитов?

да, я всегда жду ремейки с нетерпением!
да, но как бы не испортить.
можно попробовать, главное не сделать хуже.
нет, прочь руки от классики!